«Основные принципы терапии неотложных состояний при COVID-19»

План.

  1. Особенности течения вирусной пневмонии и острого респираторного дистресс-синдрома при COVID-19.
  2. Принципы лечения острого респираторного дистресс-синдрома оксигенотерапией: неинвазивной вентиляцией легких (НИВЛ), инвазивной вентиляцией легких (ИВЛ).
  3. Применение прональной позиции у неинтубированных пациентов.
  4. Методы седации и миоплегии при ИВЛ.
  5. Показания для прекращения респираторной поддержки.
  6. Принципы применения экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО).
  7. Принципы лечения пациентов с септическим шоком и ДВС-синдромом.

1.Особенности течения вирусной пневмонии и острого респираторного дистресс-синдрома при  COVID-19.

ОРДС при COVID-19 диагностирован в среднем на 8-е сутки от начала заболевания, частота развития ОРДС при поступлении в ОРИТ около 60%, индекс PaO2/FiO2 при поступлении в ОРИТ 136 (103-234) мм рт.ст.

У пациентов с ОРДС вследствие COVID-19 описаны 2 различных варианта поражений легких:

  1. Малорекрутабельные легкие (собственно, вирусная пневмония, более ранняя стадия): нормальная податливость легочной ткани, участки только матового стекла на КТ легких, локализованные субплеврально и вдоль междолевых щелей, низкая рекрутабельность легких – показана ИВЛ в положении лежа на животе (прон-позиции), РЕЕР 10-12 см вод.ст.
  2. Рекрутабельные легкие (собственно, ОРДС), 20-30 % от всех ОРДС: низкая податливость респираторной системы, коллапс и ателектазирование альвеол, увеличение массы легочной ткани («влажные легкие»), высокая рекрутабельность легких – показана ИВЛ в прон-позиции, РЕЕР 15-20 см вод.ст.

2.Принципы лечения острого респираторного дистресс-синдрома оксигенотерапией: неинвазивной вентиляцией легких (НИВЛ), инвазивной вентиляцией легких (ИВЛ).

Пациентам с острой дыхательной недостаточностью вследствие COVID-19 рекомендовано использовать пошаговый подход в выборе методов респираторной терапии для улучшения результатов лечения:

  • при ОРДС легкой степени (PaO2/FiO2 200-300 мм рт.ст. или SpO2 80-90% при дыхании воздухом) рекомендовано использование стандартной оксигенотерапии (через лицевую маску или назальные канюли), высокопоточной оксигенации (ВПО) или неинвазивной ИВЛ (НИВЛ) в сочетании с прон-позицией,
  • при ОРДС средней и тяжелой степени (PaO2/FiO2 обычно менее 150 мм рт.ст. или SpO2 менее 75% при дыхании воздухом) показана интубация трахеи и инвазивная ИВЛ в сочетании с прон-позицией.

При наличии показаний у пациентов с ОРДС не следует задерживать интубацию трахеи и начало ИВЛ, так как отсрочка интубации трахеи при ОРДС ухудшает прогноз. При этом следует иметь в виду, что прогрессирование дыхательной недостаточности может происходить чрезвычайно быстро.

Применение НИВЛ рекомендовано только при следующих условиях: сохранность сознания, стабильная гемодинамика, возможность сотрудничать с персоналом, отсутствие клаустрофобии (при применении шлемов) и сохранение механизма откашливания мокроты.

Показаниями для интубации трахеи являются (достаточно одного критерия):

  • гипоксемия (SpO2 < 92%) несмотря на высокопоточную оксигенотерапию или НИВЛ в положении лежа на животе;
  • ЧДД более 35 в мин;
  • нарастание видимой экскурсии грудной клетки;
  • нарушение /изменение сознания;
  • ухудшение визуализационной картины легких;
  • остановка дыхания;
  • нестабильная гемодинамика.

3.Применение прональной позиции у неинтубированных пациентов.

Прональная позиция (положение пациента на животе) может быть также использована и у неинтубированных пациентов, которые получают кислородотерапию или неинвазивную вентиляцию легких (НВЛ).

Раннее применение прональной позиции в сочетании с кислородотерапией и НИВЛ может помочь избежать потребности в интубации почти у половины пациентов с ОРДС легкой степени тяжести; при добавлении к кислородотерапии или НИВЛ прональная позиции приводит к увеличению PaO2/FiO2 на 25-35 мм рт.ст., по сравнению с предшествующими показателями.

К основным механизмам действия прональной позиции относятся: расправление гравитационно-зависимых ателектазов; улучшение вентиляционно-перфузионного баланса; улучшение дренажа секрета из дыхательных путей; более гомогенное распределение вентиляции во время проведения терапии с положительным давлением.

Прональная позиция проводится не реже двух раз в сутки (оптимально общее время на животе 12-16 часов в сутки).

Противопоказания к прональной позиции: нарушение сознания (угнетение или ажитация); гипотензия; недавняя операция на брюшной или грудной полостях; массивное кровотечение; повреждения спинного мозга; нарушения ритма, которые могут потребовать дефибрилляции и/или массажа сердца.

Вентиляция в положении лежа на животе (прональная позиция).

При проведении ИВЛ у пациентов с ОРДС вследствие COVID-19 рекомендовано использование положения лежа на животе в течение не менее 16 часов в сутки для улучшения оксигенации и возможного снижения летальности.

Методология прон-позиции: пациента следует положить на живот, предварительно положив валики под грудную клетку и таз с таким расчетом, чтобы живот не оказывал избыточного давления на диафрагму, а также не создавалось условий для развития пролежней лица.

Осложнения при вентиляции в положении лежа на животе:

  • перегибы и дислокации интубационных трубок и венозных катетеров;
  • трудность выполнения сердечно-легочной реанимации в случае остановки кровообращения;
  • развитие невритов периферических нервов верхних конечностей

Повреждение носа и глаз – лицевой и периорбитальный отек развивается почти в 100% случаев; кератоконьюнктивит, требующий лечения, развивается у 20% пациентов.

При применении прон-позиции затруднен уход за пациентом: санация полости рта, трахеи, обработка глаз, лица.

Критерии прекращения применения прон-позиции: увеличение PaO2/FiO2 более 200 мм рт.ст. при PEEP менее 10 мбар, сохраняющиеся в течение не менее 4 часов после последнего сеанса прон-позиции.

4.Методы седации и миоплегии при  ИВЛ.

При проведении ИВЛ пациентам с ОРДС легкой и средней степени следует использовать «легкий» уровень седации (оценке по Ричмондской шкале ажитации-седации (RASS) от -1 до -3 баллов), так как такая стратегия уменьшает длительность респираторной поддержки и улучшает исход, желательно избегать применения для седации бензодиазепинов.

У пациентов с тяжелым ОРДС (PaO2/FiO2 менее 120 мм рт.ст. при РЕЕР более 5 мбар) рекомендовано использовать нейро-мышечную блокаду, но только в течение первых 48 часов после интубации трахеи, что может приводить к уменьшению вентилятор-ассоциированного повреждения легких и снижению летальности; рутинное применение миорелаксантов для синхронизации с респиратором противопоказано.

5.Показания для прекращения респираторной поддержки.

У пациента с ОРДС вследствие COVID-19 рекомендовано продлевать респираторную поддержку (до 14 суток и более) даже при положительной динамике оксигенирующей функции легких, так как при COVID-19 возможно повторное ухудшение течения ОРДС, средняя продолжительность ИВЛ у выживших составляет 14-21 день.

Рекомендовано использовать общие и респираторные критерии готовности к прекращению респираторной поддержки для улучшения исходов и уменьшения продолжительности респираторной поддержки.

6.Принципы применения экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО).

В настоящее время имеется достаточно данных, свидетельствующих о возможных перспективах данного метода. Скорость прогрессирования ОДН у пациентов с тяжелой внебольничной пневмонией диктует необходимость осуществить заблаговременный контакт с центром, располагающим возможностями проведения ЭКМО.

ЭКМО проводится в отделениях, имеющих опыт использования данной технологии: стационары, в которых есть специалисты, в т.ч. хирурги, перфузиологи, владеющие техникой канюляции центральных сосудов и настройкой ЭКМО.

У пациентов с COVID-19 при сочетании ОРДС тяжелой степени, малорекрутабельных легких и острого легочного сердца (или высокого риска острого легочного сердца) следует как можно раньше начинать применение экстракорпоральной мембранной оксигенации, так как это приводит к снижению летальности.

7.Принципы лечения пациентов с септическим шоком и ДВС-синдромом.

При септическом шоке следует незамедлительно осуществить внутривенную инфузионную терапию кристаллоидными растворами (30 мл/кг/cутки, с высокой начальной скоростью инфузии – 1 л жидкости в течение 30 минут или менее). Особенно важно, оценивая волемический статус, предотвратить возможное развитие гиперволемии. При отсутствии эффекта от стартовой инфузионной терапии назначают вазопрессоры.

Эксперты ВОЗ рекомендуют при коронавирусной инфекции применять, по возможности, невысокие дозы гидрокортизона (до 200 мг/сутки) или преднизолона (до 75 мг/сутки) и непродолжительные курсы.

При гипоксемии с SpO2<93% показана кислородная терапия до достижения целевого уровня SpO2 ≥ 94% у небеременных взрослых и детей, у беременных пациенток – до SpO2 ≥ 94%.

Следствием тяжелого жизнеугрожающего синдрома высвобождения цитокинов может стать развитие синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания, который сопряжен с высоким риском венозной тромбоэмболии и летальных исходов. Клинические наблюдения показали, что назначение низкомолекулярных гепаринов (НМГ), а при их отсутствии гепарина, приводит к обеспечению радикальной выживаемости больных. Гепарин оказывает как непрямое, так и прямое противовоспалительное действие. Ликвидируя микротромбозы, гепарин нормализует микроциркуляцию в легком. Это способствует переводу патологического воспаления в эффективный иммунный ответ, таким образом, обеспечивая адъювантный эффект для противовоспалительной терапии

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.