Дени́с Васи́льевич Давы́дов

Сын командира Полтавского легкоконного полка бригадира Давыдова, служившего под командою Суворова, Денис Давыдов родился в Москве. Семнадцати лет он начал военную службу эстандарт-юнкером в кавалергардском полку, через год был произведен в первый офицерский чин, а еще через два года за сочинение «возмутительных стихов» отчислен из гвардии в армейский Белорусский гусарский полк. Давыдов быстро освоился в новой для него среде и продолжал писать стихи, в которых воспевал прелести бесшабашной гусарской жизни. Эти стихи расходились в многочисленных списках и принесли молодому Давыдову первую – поэтическую – славу.

В 1806 году его вернули в гвардию, только что возвратившуюся в Петербург после кампании в Австрии. Денис Давыдов пишет в автобиографии: «От меня пахло молоком, от нее (гвардии. – авт.) несло порохом». Мечтавший о лаврах героя, обласканный в детстве Суворовым, посулившим ему блестящее военное будущее, Давыдов решился на дерзкий поступок: в четыре часа ночи, «дабы упредить новую колонну родственников», хлопотавших о своих близких, он проник в гостиницу, где остановился фельдмаршал М. Ф. Каменский, назначенный главнокомандующим в предстоящей новой кампании против Наполеона, и просил о направлении в действующую армию. Настойчивость Давыдова увенчалась в конце концов успехом, и он стал адъютантом Багратиона. Вместе с ним молодой офицер проделал кампанию 1807 года, участвовал во всех сражениях и получил пять боевых наград, в том числе золотую саблю с надписью: «За храбрость».

В 1808-1809 годах, во время войны со Швецией, Давыдов, находясь в авангардном отряде Кульнева, совершил с ним поход в Северную Финляндию до Улеаборга и знаменитый переход по льду Ботнического залива к берегам Швеции. В том же 1809 году он в качестве адъютанта Багратиона участвует в боевых действиях против турок на Дунае, а после отъезда из армии Багратиона, в 1810 году, переходит к Кульневу, у которого, по собственным словам, «кончает курс аванпостной службы, начатой в Финляндии».

Громкую военную славу Денис Давыдов снискал в Отечественную войну. В начале кампании он в чине подполковника командовал батальоном Ахтырского гусарского полка в армии Багратиона, к которому и обратился незадолго до Бородинского сражения с проектом партизанской войны. Кутузов одобрил представление Багратиона, и 25 августа, накануне Бородинской битвы, Давыдов, получив в свое распоряжение пятьдесят гусар и восемьдесят казаков, двинулся в тыл врага. В первый же свой «поиск», 1 сентября, когда французы готовились вступить в Москву, Давыдов разгромил на Смоленской дороге, у Царева Займища, две шайки мародеров, прикрывавших обозы «с ограбленными у жителей пожитками», и транспорт с хлебом и патронами, взяв в плен более двухсот человек[*]. Отбитое при этом оружие он здесь же роздал крестьянам, поднимавшимся на народную войну. Успех Давыдова был полный. Почти каждый день его отряд захватывал пленных, обозы с продовольствием и боеприпасами. По примеру отряда Давыдова, численность которого возросла до трехсот человек, были созданы и другие партизанские отряды из регулярных и казачьих частей.

Успех действий Давыдова в большой степени объяснялся его постоянной тесной связью с населением – крестьяне служили ему лазутчиками, проводниками, сами принимали участие в истреблении шаек фуражиров. Так как форма русских и французских гусар была очень схожа и крестьяне поначалу нередко принимали Давыдова за француза, он облачился в казачий кафтан, отрастил бороду и в таком виде изображен на нескольких гравюрах того времени.

Особенно широкий размах действия войсковых партизанских отрядов приняли во время отступления французов из России. Днем и ночью партизаны не давали врагу ни минуты покоя, уничтожая или забирая в плен небольшие группы и объединяясь для удара по крупным колоннам. Так, 28 октября партизанские отряды Давыдова, Сеславина, Фигнера и Орлова-Денисова окружили в селе Ляхово, атаковали и взяли в плен двухтысячную колонну французов во главе с генералом Ожеро. О деле под Ляховым Кутузов сказал: “Победа сия тем более знаменита, что в первый раз в продолжении нынешней кампании неприятельский корпус положил перед нами оружие”.

Денис Давыдов со своим отрядом «проводил» французов до самой границы. За кампанию 1812 года он был награжден Георгиевским крестом и произведен в полковники. В 1813 году Давыдов сражался под Калишем, Бауценом и Лейпцигом. В начале кампании 1814 года он командовал Ахтырским гусарским полком, за отличие в бою 20 января при Ларотьере был произведен в генерал-майоры и во главе гусарской бригады вступил в Париж.

В 1823 году Давыдов вышел в отставку, но в 1826 году вернулся на службу, принял участие в военных действиях в Закавказье и Польше и лишь в начале тридцатых годов окончательно «распоясался и повесил шашку свою на стену».

Имя Давыдова как «поэта-партизана» овеяно громкой романтической славой. Он был связан тесной дружбой с Пушкиным, Языковым, Вяземским, Баратынским и другими поэтами, воспевавшими его в своих стихах; немалым успехом пользовались и его собственные лирические и сатирические стихи. Еще в 1821 году он издал «Опыт теории партизанского действия», а уйдя в отставку, «пустился в военные записки», создав ряд очерков о событиях, свидетелем и участником которых являлся. Написанные, по отзыву Пушкина, «неподражаемым слогом», эти яркие и живые очерки представляют исключительный исторический и литературный интерес. В одном из очерков Денис Давыдов писал: «Я считаю себя рожденным единственно для рокового 1812 года».

В 1839 году, когда в связи с 25-летием победы над Наполеоном готовилось торжественное открытие памятника на Бородинском поле, Денис Давыдов подал мысль о перенесении туда же праха Багратиона. Предложение Давыдова было принято, и он должен был сопровождать гроб Багратиона, перед памятью которого благоговел, но 23 апреля, за несколько месяцев до Бородинских торжеств, скоропостижно скончался.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.