Федоров Василий Дмитриевич

Федоров Василий Дмитриевич (1918-1984), русский поэт. Поэма «Проданная Венера» (1958); сборники гражданской и интимной лирики («Третьи петухи», 1966; «Седьмое небо», 1968; «Стихи», 1978). Государственная премия СССР (1979).

+ + +

Федоров Василий Дмитриевич (23.02.1918—19.04.1984), поэт. Родился в пос. Марьевка Кемеровской обл. в крестьянской семье. Окончил Литературный институт.

Первые стихи опубликованы в 1944 в заводской многотиражке. Первая книга стихов — «Лирическая трилогия» (1947). В сборниках «Лесные родники» (1955), «Дикий мед» (1958), «Белая роща» (1958) много остро гражданственных стихов. Поэт влюблен в русский, сибирский пейзаж; природа в его стихах неотделима от человека и его труда. В сборниках «Лирика» (1961), «Книга любви» (1964), «Второй огонь» (1965), «Третьи петухи» (1966), «Седьмое небо» (1968; две последние книги удостоены Гос. премии РСФСР, 1969) Федоров славит трудовую и ратную доблесть русского человека. Он развивается и как лирический, и как эпический поэт. Наряду с поэмами-новеллами «Белая роща» (1956), «Дуся Ковальчук» (1957), «Первые слезы» (1958) он публикует поэтический дневник «Марьевская летопись» (1947), психологическую поэму в стихах «Золотая жила» (1958).

В историю русской литературы ХХ в. вошел как звезда первой величины. Федоров — необыкновенный лирик, певец любви, вознесший культ женщины до вселенских высот: «О, женщина, Краса земная, родня по линии прямой той, изгнанной из рая, ты носишь рай в себе самой». Федоров и эпик. Его перу принадлежат многие поэмы, в числе которых «Бетховен», «Проданная Венера», «Седьмое небо», «Аввакум». Как в лирике, так и в эпосе он мыслитель. Философская струя возникает неожиданно, как открытие, озарение: «И я когда-то думал, что седые не любят, не тоскуют, не грустят. Я думал, что седые, как святые, на женщин и на девушек глядят…» Некоторые строки его стихотворений по глубине, афористичности, точности напоминают миниатюры Ф. Тютчева: «По главной сути жизнь проста: ее уста… его уста». Федоров расширяет и углубляет традиционные для поэзии темы любви и женской судьбы. Он неповторим, как и всякий большой поэт, отмеченный печатью самобытного таланта.

Трогательной сыновней болью за судьбы Отечества пронизано все его творчество. «Почему сыны твои, Россия, больше всех на свете водку пьют?» — восклицает поэт. Некоторые его размышления звучали предупреждающим набатом: «Все испытав, мы знаем с вами, что в дни психических атак, сердца, не занятые нами, не мешкая, займет наш враг. Займет, сводя все те же счеты, займет, засядет, нас разя… Сердца, ведь это же — высоты, которых отдавать нельзя». Сердца-высоты были отданы фактически без боя, при слабом сопротивлении перед превосходящими силами мирового сионизма и масонского окружения Брежнева. Поэзия Федорова умная, мудрая, лишенная всякой навязчивой дидактики, проникновенная и тонкая. Профессионал высшего класса, Федоров через все творчество пронес чувство Родины. Великий поэт и патриот, певец возвышенного, нетленной красоты как в природе, так и в душе человека.

Некоторые его произведения были запрещены цензурой. Напр., стихотворение «Рабская кровь» (50-е), в котором осуждается добровольное холуйство перед сильными мира сего, чинопочитание и низкопоклонство.

Поэзия Федорова отличается идеологической твердостью, непримиримостью к врагам русской культуры. Просионистские ЦКовские деятели призывали консолидироваться патриотов с космополитами (Шолохова «дружить» с Эренбургом). Федоров ответил на это шуточным стихотворением «Нечто о собаке»: «…с последней сучкою тебя консолидации научат».


Фёдоров Василий Дмитриевич [23.2.1918, Кемерово — 19.4.1984, Ессентуки] — поэт, прозаик.

Родился в многодетной рабочей семье. Семья переехала в деревню Марьевка Кемеровской обл., которую Фёдоров стал считать своей родиной. Когда ему было 5 лет, от тифа умер отец, на детские плечи лег груз недетских забот — мальчик работал пастухом. Затем — пахарь, водовоз, младший счетовод, кассир колхоза, помощник бригадира, в 15 лет член правления колхоза, секретарь первой комсомольской ячейки в деревне. Учился в школе крестьянской молодежи, затем на рабфаке, посещал аэроклуб, написал очерк о своем первом самостоятельном полете. Учился в Новосибирском авиационном техникуме, работал на Иркутском авиационном заводе. Во время Великой Отечественной войны был на заводе технологом литейного цеха, мастером, старшим мастером сборки истребителей.

Первые стихи опубликовал в иркутской газете «Советская молодежь» (1940), в заводской многотиражке (1944), в сборнике «Родина» (Новосибирск, 1944). В 1947 в Новосибирске издал книгу поэм «Лирическая трилогия», отличающуюся эмоциональной напряженностью действия, склонностью к афористическим обобщениям, вниманием к современной проблематике; герой поэмы «Марьевская летопись», вернувшись в послевоенную Марьевку, с грустью находит деревню малолюдной, опустевшей; автор говорит об исторической роли русских женщин в военные и послевоенные годы: «О женщины! / Русская слава / Под сердцем у вас зачалась». Фёдоров ездил в командировки от журналов «Огонек» и «Новый мир», писал очерки о тружениках Севера и мариупольских сталеварах.

В 1950 окончил Литературный институт им. М.Горького. Продолжил работу над прозой и в 1953 издал документальную повесть «Зрелость» — о знатном сталеваре «Азовстали», в 1955 повесть «Добровольцы» — о жизни молодых новоселов на целинных землях.

В «Марьевской летописи» и других произведениях Фёдоров опирается на опыт личной биографии, начинает разрабатывать тему родной Сибири, края великих рек и великих замыслов. В свои произведения Фёдоров вводит сибирскую народную лексику, широко использует бытующие в народе пословицы и поговорки. Тема Сибири перерастает в тему России: «Мое имя с Россией / Хорошо рифмовать». В 1955 изданы вторая книга поэзии Фёдорова «Лесные родники» и книга «Марьевские звезды», в них вошли стихи и поэмы «Ленинский подарок», «Обида», «Далекая». В 1958 издан «Дикий мед», в 1959 — «Золотая жила».

В 1950-е Фёдоров издает ряд поэм с остроконфликтными сюжетами, в различных жанровых вариантах: «Белая роща» (1956) — поэма-новелла, «Золотая жила» (1957) — психологическая драма в стихах, «Седьмое небо» (1960) — лирико-философская поэма.

В 1961 Фёдоров издает книгу поэм «Белая роща». Общим для поэм Фёдорова является склонность автора к проблемам нравственности; десять поэм книги «Белая роща» — десять конфликтов и вместе с тем десять путей к их разрешению. В поэме «Далекая» — проблема мещанства, измельчания, обмещанивания чистой души, поэт призывает к борьбе с иждивенческой моралью, к подлинно красивой, духовно содержательной жизни. «Настя, юный зоотехник» в поэме «Обида» раскрывается перед читателем в своих заботах о голодных козах и ягнятах во время долгой, не-стихающей пурги. Действие поэмы «Первые слезы» развертывается на целинных землях, героиня собирает не только первый свой урожай, но и первые зерна драматического жизненного опыта.

Монументальные образы поэм приобретают символические черты. В поэме «Дуся Ковальчук» героиня Гражданской войны, умирая под пытками, не теряет веру в грядущее торжество счастливой жизни. В поэме «Золотая жила» автор, вспоминая родную Марьевку, открывает «золотую жилу» русского национального характера, рисует яркие образы людей из народа (сибирский богатырь Харитон и др.). Поэмы остроконфликтны, в них «Один с отчаяньем лихим / За право чистым быть дерется, / Другой — за право быть плохим».

В поэме «Проданная Венера» автор вспоминает трудное время после Гражданской войны, когда «мы пропадали без железа. / И рабство нам грозило всем»; приобретали зарубежную технику, продавая сокровища живописи («Венера» Тициана и др.). Автор ведет речь о тех жертвах, которых требует от людей исторически трудное время; «Одной цепи я вижу звенья, / Сработанные не вчера: / И мировые потрясенья. / И горе одного двора». Образ героини поэмы Наташи Граевой олицетворяет красоту и величие народа, строящего новую жизнь: «В те дни она такой была, / Что ничего природа наша / Прекраснее не создала». В поэме как бы параллельно развиваются два образа — деревенской красавицы Наташи Граевой и богини Венеры с картины Тициана. Прошли трудные годы Великой Отечественной войны, и Наташа «от работы непосильной свяла, не успев расцвесть». Драматичная судьба не только реальной деревенской красоты: Тицианова Венера в трудные годы социалистического строительства в СССР была продана за океан—и эту красоту тоже нужно было отдать ради счастья новых людей. Обе судьбы драматичны, но и жертва, и самопожертвование свершились во имя большой цели.

Жанровое своеобразие поэм определяет синтез эпического и лирического начал, причем в одних произведениях на первый план выходит лирическое начало, в других преобладает эпическая структура повествования: чаще всего строго очерченный событийный сюжет пронизан эмоциональным присутствием автора. Такова и «романическая поэма» «Седьмое небо», публиковавшаяся в разных редакциях, автор работал над ней в 1959-67. Здесь воссоздается эпоха строительства Магнитогорска и Днепрогэса, Кузбасса и Турксиба, когда «Захотела стать крылатою / Страна саней. / Страна телег». Герой поэмы Василий Горин, как и ее автор, учится в аэроклубе, «приобщается к небу», но затем ему приходится испытать не только тяготы, выпавшие на долю всей страны, но и тяжелые испытания личной судьбы — арест и безвинное осуждение старшего брата, утрата любимой женщины, ушедшей к другу-сопернику. В поэму включена фантастическая глава «Земля и Вега», в которой говорится о путешествии к далекой звезде. Эта космическая командировка героя нужна автору не для экзотики, а для того, чтобы не свысока, но с высоты посмотреть на родную Землю по-хозяйски озабоченно. Когда глава «Земля и Вега» была только что написана, по радио передали сообщение об успешном полете Юрия Гагарина, в результате была создана глава о реальном полете нашего космонавта. «Гагарин!.. Юрий!.. / В счастье плачу, / Как будто двадцать лет спустя, / Отбросив тяжесть неудачи, / Взлетела молодость моя…»

Расширяется временной диапазон — Фёдоров пишет поэмы «Бетховен» и «Протопоп Аввакум». В образе великого композитора конкретное художественное воплощение находит вечная тема добра и зла. Близок душе автора и страстный, непримиримый протопоп Аввакум, человек не только трагической судьбы, но и несгибаемой воли: «Если я убежден, нерушимы мои убежденья, / Потому что я жизнь свою ставил на них». Помимо поэм находят признание и лирические стихи Фёдорова, собранные в книгах «Лирика» (1961), «Не левее сердца» (1963), «Книга любви» (1964), «Третьи петухи» (1966) и др. Носителем высшей правды и в поэмах, и в лирике Фёдорова видит человека-труженика («Мастер», «Руки Шопена», «Трудовая книжка» и др.). Критикой была отмечена органичность соединения в лирике Фёдорова конкретного наблюдения, философской идеи и острой публицистичности. Получили широкую популярность афористические строки поэта: «История устала от войны, / Но от борьбы с войною / Не устанет!»; «— Я за искусство левое. А ты? / — За левое… / Но не левее сердца»; «Сердца, не занятые нами, / Не мешкая, займет наш враг… / Сердца! Да это же высоты, / Которых отдавать нельзя».

Фёдоров постоянно высказывается в стихах на общеполитические темы: «Не ворошите старые могилы, / Они чреваты / Новою бедой». Из заграничных поездок привозит критику меркантильного буржуазного уклада жизни: «Рубенс торговку / Делал богиней, / А вы в торговки / Взяли богинь». Фёдоров включается в социально-экономические дискуссии, особенно в связи с появившимся планом поворота сибирских рек в Среднюю Азию. Фёдоров выступает и как поэт природы, он видит, как «по золотым рогам оленя / Восходит / Заполярный день», с тем большей энергией он выступает в защиту природы, популярным стал его афоризм: «Природа и сама / Стремится к совершенству, / Не мучайте ее, / А помогайте ей!» К родной природе поэт обращается и в «жанре» заклинания: «Я гляжу на родные места: / Лейся, лейся в меня, красота!»

Особенно активен Фёдоров в дискуссиях о проблемах литературного развития, в статьях и стихах он разрабатывает концепцию гражданского призвания современного поэта: «Поэзия — душа отважная, / Для всех семи ветров / Открытая»; «Я поэт, / А не премьер, / Но обязанности / Те же»; «Мне нужны тревоги и страданья. / Я без них / Не научился жить». По мнению Фёдорова, «поэт — это нервный центр мира, чуткий и отзывчивый словом» (Вопросы литературы. 1963. №1. С.31). Фёдоров провозглашает непреложность патриотизма, обращается к Родине: «Я слова на крепость проверяю, / Выверяю именем твоим»; «Мне с жизнью моею / Была вручена / Святая трагедия века». Настоящий поэт всегда помнит, «что все несовершенство мира / Лежит на совести его».

В 1960-80-е Фёдоров участвовал в руководстве журнала «Молодая гвардия», был членом редсовета издательств «Художественная литература», «Современник», «Советская Россия». Поэт Н.Глазков назвал Фёдорова — «Федоров-первопечатник»: Фёдоров помог многим молодым поэтам выпустить в свет первые книги. Его книга статей «Наше время такое…» (1973) впечатляет уже перечнем поэтов, о которых пишет автор: А.Пушкин, В.Гете, Н.Некрасов, С.Есенин, А.Твардовский, Л.Мартынов, Н.Рыленков, Д.Кугультинов, А.Яшин, Ю.Друнина, В.Боков, О.Фокина и др. Гете в этом перечне неслучаен, как неслучайны и обращения Фёдорова к мировой классике.

В 1973 была издана поэма Фёдорова «Женитьба Дон Жуана». Автор писал: «…многие узлы нашей морально-нравственной жизни, которые мы распутываем, были завязаны в далеком-далеком прошлом. Сохраняя преемственность прежних донжуанов с их романтическим ореолом, мой Жуан в жажде семейного счастья, как одного из главных смыслов жизни, проходит путь от героя и полубога к человеку» (Женитьба Дон Жуана. М., 1978. С.62). Образ легендарного Дон Жуана совмещается с образом конструктора зауральского авиазавода. Небезынтересно, что поэма написана октавами.

О широте и глубине интересов Фёдорова свидетельствует и его работа как переводчика. Значительным вкладом в русскую литературу явились его переводы классиков Востока И.Насими и А.Навои. Фёдоров перевел также стихи поэтов Украины (Ю.Герасименко, С.Мушник, В.Бондарь), Кавказа и Закавказья (А.Исаакян, А.Граши, М.Геттуев), Прибалтики (Я.Райнис, А.Таммсааре), Болгарии (Л.Стефанова, Д.Методиев, П.Матеев), Венгрии (А.Мезеи), Испании (Р.Альберти) и др.

В 1982 журнал «Москва» опубликовал «Сны поэта» — фрагменты новой книги прозы. Была задумана поэма об истории семьи Фёдоровых.

«Кто встречался с Василием Дмитриевичем, хорошо знает, какой он был живой и мудрый собеседник. Каждое общение с ним, его стихами обогащало нравственно, духовно. Он — Личность. Яркая. Самобытная. Дерзкая. С русским, по-сибирски широким, задушевным, прямым характером, когда надо, весьма крутым по отношению к злу и неправде» (Воспоминания о поэте Василии Фёдорове. С.6-7). В Марьевке и в Кемерово на домах, где жил поэт, в его память установлены мемориальные доски. Начиная с 1985 в Марьевке и в Кемерово проводятся традиционные Фёдоровские чтения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.